↑ Вернуться > Теоретические статьи

В помощь групповому супервизору или наблюдая за муравейником

И. Д. Булюбаш

 

 

Введение
Задачи и цели групповой супервизии
Стадии супервизии.
А. Сбор материала
I. Сведения о группе и котерапевтах
II. Опорные точки для супервизии одной сессии:
а) Общегрупповые феномены
б) Выбор участника группы для индивидуальной работы
в) Выбор приема или группового упражнения
г) Личность и стиль терапевта
д) Терапевтические навыки
е) Проблемы котерапевтического взаимодействия
III. Особенности динамической супервизии
Б. Фокусирование
В. Супервизия.
Дидактическая помощь

 

 

«Проводить терапию и без того уже достаточно трудно,
 не следует еще ко всему этому думать, что ты проводишь ее плохо»
 Некий Хьюм, цитированный по Moeller M.L.
 групповым аналитиком Вероникой Дидерихс-Пешке

 

Предисловие.
Мне очень нравится быть групповым терапевтом, гораздо больше, чем супервизором. Эта работа написана для тех, кто разделяет мои чувства и мой интерес.
Цель и задачи групповой супервизии.
Коллеги! Почему-то хочется начать с идеалов… Каким должен выйти идеальный групповой терапевт от идеального супервизора после идеальной супервизии? Я вижу, как он просветленный, легкой и красивой походкой спешит по своим делам, сожалея, что до следующей групповой сессии еще так долго… Мысли и творческие идеи сменяют одна другую… он останавливается и начинает записывать их в своем рабочем блокноте. А потом долго смотрит на небо, зеленую травку (как вариант заснеженные дали, весенние ручейки, “багрец и золото”), чувствуя каждой своей клеточкой радость от созерцания всего этого великолепия…
Ну, а теперь выразим то же самое в другом жанре — жанре строгого методического подхода, не допускающего никаких вольностей (ну, разве что, маааленькие…). В этом жанре цель групповой супервизии с моей точки зрения — достижение такого состояния группового терапевта, при котором он будет мотивирован в работе профессиональным интересом, сможет поддерживать свое творческое состояние и быть полезным для группы и ее развития. Такая цель может быть реализована в процессе совместного поиска (исследования) супервизора и терапевта (ов).
Какие же задачи могут решаться в этом совместном процессе?
Долговременной задачей может стать повышение профессионального мастерства, обретение необходимых профессиональных навыков, формирование индивидуального терапевтического стиля. Актуальные для данного момента задачи могут касаться трудностей котерапевтического взаимодействия, ориентации терапевта в групповой ситуации и своем собственном состоянии, чувствах и отношениях, а также собственных действиях фасилитирующих или блокирующих групповую динамику.
Для удобства супервизора супервизорскую сессию, направленную на решение этих задач можно структурировать следующим образом: 1. сбор материала (сведения о группе и терапевтах, наблюдение в период сессии), 2. фокусирование с определением запроса на супервизию и 3. непосредственно сама супервизия.
Сбор материала (супервизия одной сессии)
I. Сведения о группе и групповых терапевтах
Поскольку, о групповой супервизии терапевты договариваются с супервизором заранее, у него есть возможность заблаговременно получить информацию о группе и терапевтах.
Информация о группе может включать
- ее цели, задачи и структуру
- время, в течение которого, она уже работает и время на которое рассчитана работа группы
- подготовку участников к групповой работе
- мотивы привлечения каждого участника именно для групповой работы
- наличие временных и финансовых “рамок”, знаний о групповых правилах, т.н. «контракт о предпочитаемых действиях» по Л.З. Ормонт (2001)
- историю развития группы до момента супервизии
Сведения о ведущих затрагивают
- образование
- теоретические установки
- их опыт работы в групповой терапии
- опыт котерапии
Но вот группа уже началась… Участники находят темы для разговоров, паузы есть или отсутствуют, терапевты вмешиваются в происходящее… задают кому-то вопросы, что-то комментируют… Жизнь идет…или не идет … На чем остановиться супервизору?
В первую очередь стоит прислушаться к себе — насколько захватывает то, что происходит в группе в разные отрезки времени? Интересно это самому супервизору или не очень. Есть ли в нем энергия “про эту группу”? Возможно ее нет и это невыносимо тошно. Как-то, проводя групповую супервизию на свежем воздухе я разрешила себе именно в такой ситуации гулять вблизи, под деревьями, кидать шишками в стволы деревьев (попаду не попаду), наблюдать за кипучей рабочей жизнью муравьев в соседнем муравейнике. Это меня немного развлекало и оживляло. И позволяло, не засыпая, думать — что же в группе? Куда подевалась энергия 10 человек…ведь только что была… Почему буксует работа и как помочь терапевтам?
Варианты гипотез, которые естественно появляются у любопытного супервизора лучше обозначить, чтобы потом …держать при себе. Ибо гораздо полезнее будет терапевту разработать собственную версию происходящего и собственные вопросы к супервизору.
За чем же наблюдать в океане группового материала? Сначала возьмем общегрупповые феномены. Первые два блока вопросов относятся к феноменам взаимодействия терапевтов с группой, 3й — к феноменам взаимодействия участников между собой (и уже опосредованно к контакту терапевтов с группой)
I. Опорные точки групповой супервизии
А. Общегрупповые феномены.
1. Что делают терапевты с группой — поддерживают взаимодействие в группе или блокируют его? Блокирующие действия могут выражаться в конкурентной позиции по отношению к одному из взаимодействующих участников по принципу “Мама лучше знает” и разговору с его визави (“под маркой прояснения его позиции”). Или поддержке одним из терапевтов темы интересной ему самому, но вовсе не относящейся к потребностям группы. Супервизор может выяснить какие темы в группе получают поддержку ведущих и как это связано с актуальной ситуацией в группе, стадией групповой динамики, личной проблематикой терапевта (это заметка “на потом” для супервизии). Сознает ли свою позицию терапевт? Умеет он вообще фасилитировать процесс взамодействия между участниками?
2. Что делает группа (как целое) с терапевтами? Игнорирует, конкурирует, поддерживает, конфронтирует или еще как-нибудь …ирует и …ает? Чего избегает делая все это, ведь в один и тот же момент она и что-то делает и чего-то избегает. Второе может оказаться очень важным для ее динамики. Указанные особенности относятся к т.н. «групповому переносу» т.е. «особому виду переноса, который возникает в том случае, если все пациенты разделяют одну фантазию по поводу терапевта» (П. Куттер, 1998). Этот общегрупповой феномен может в чем-то изменяться в ходе развития группы и в чем-то быть постоянным на всем ее протяжении.
По описанию П. Куттера пациенты входящие в одну из его групп, «отчасти утратили собственную идентичность, превратившись в единый психологический механизм, обладающий менталитетом младенца, бессознательно зависящего от всемогущего, как кормящая мать руководителя группы…» Групповой терапевт, сознающий такие особенности воздействия группы, в состоянии, например, быть для группы «питательным» т.е. заботливым, защищающим и, в то же время, конфронтировать с отказом от ответственности и регрессивным поведением участников.
Здесь же могут быть рассмотрены феномены групповой культуры и группового мышления по Биону, т.н. «базовые допущения» (Л. Гринберг с соавт, 2001)
3. Существует ли вообще взаимодействие между участниками или каждый сам по себе и перед терапевтами. Является ли это взаимодейсвие общегрупповым или группа “лечит”(как вариант “мочит”) кого-то одного? Куда и кому адресована энергия группы? Это легко установить методом похожим на социограмму, используемым психотерапевтом Ириной Захарян. От имени каждого из участников проводятся стрелочки — обращения к другим участникам, после чего структура взаимодействий между участниками (участниками и терапевтами, котерапевтами) становится наглядной. Так же можно определить игнорируемых группой участников и участников, которые ни к кому не обращаются сами.
Б. Выбор участника для индивидуальной работы в групповом контексте.
Выбор участника тесно связан с выделением фигуры и фона в групповой работе и понятием групповой темы. Последняя отражает перспективную групповую потребность, разрешение которой фасилитирует групповую динамику и переход группы на следующую стадию.
В связи с этим супервизор может задуматься над вопросом (и потом его задать) — каковы мотивы терапевта для выбора именно этого участника. Итак, терапевт может следовать
а) своим собственным интересам (неосознаваемые контрпереносные тенденции, проективные механизмы) или избегать контакта с “неудобным” участником, путем выбора более удобного. Тем самым, он игнорирует материал, с которым чувствует себя неуверенно.
б)профессиональным интроектам о т.н. “пользе проблемы” данного участника для группы, личным интроектам о том, что правильно, полезно или справедливо
в)позиции группы, избегающей контакта и вербализации собственных трудностей. В этом случае группа часто “занимается” участниками с выраженными нарцистическими тенденциями, привлекающими к себе всеобщее внимание. Или нападает на закрытых участников не участвующих в общей работе, а ведущий это поддерживает. При этом терапевт находится в слиянии с группой.
г) наибольшему эмоциональному отклику группы на участника
д) соответствию индивидуальной проблемы участника перспективной для работы групповой теме (О.Н. Немиринский, 1997)
е) интенции участника, направленной на преодоление личного барьера (личной проблемы), мешающего переходу группы на следующую стадию групповой динамики.
Соответственно, первые три позиции могут получить отклик на супервизорской сессии.
В. Выбор технического приема или группового упражнения.
Групповые упражнения могут стать средством выражения чувств и придать групповой динамике значительное количество энергии. В то же время они могут быть неосознанно использованы для удовлетворения собственных потребностей групповых терапевтов и создать только видимость прогресса в групповой работе. Было бы совсем неплохо, если бы терапевт насколько только это возможно, не использовал группу в своих личных целях и не пытался навязать ей свое мнение, а скорее бы ориентировался на идеи самой группы» (Kadis A.L., Krasner J.D. et all., 1963)
Наблюдая за применением терапевтами групповых упражнений супервизор может попытаться ответить себе на следующие вопросы. Какую основную задачу должна решить именно эта группа? Каким образом групповые техники или приемы использованы терапевтами в интересах участников группы? Насколько выбранный прием или упражнение соответствует групповой задаче на данной стадии развития группы?
Неуверенный в себе или тревожный групповой терапевт часто применяет групповые упражнения при ощущении своей растерянности для снижения собственного уровня тревоги (снижая при этом и рабочее групповое напряжение). Как правило, это относится к ретрофлексивным периодам развития группы, когда группа не выражает чувства, связанные с затруднением преодоления очередной групповой задачи или к моментам, когда группа собирается с силами, чтобы выразить агрессию ведущему, но еще не выражает. В эти моменты использование техник и упражнений начинающими групповыми терапевтами часто основано на их собственных страхах. В такие периоды групповой терапевт по меткому выражению авторов книги “Техники групповой терапии” может стать “механическим фасилитатором”, не дающим группе наконец-то остановиться и задуматься о себе.
Кроме того, применение той или иной техники или упражнения может быть отражением нарцистических потребностей ведущего группу — желания показаться очень профессиональным, поразить группу и вызвать восхищение участников. Использование жестких конфронтационных техник бывает также следствием профессионального интроекта о необходимости групповой агрессии, в результате чего терапевт начинает “давить” на группу, вызывая “нужную” реакцию.
В супервизорской сессии существенным моментом может стать стимуляция осознавания групповым терапевтом своего собственного эмоционального состояния в эти периоды, собственных потребностей, определение профессионального отношения к этим моментам и развитие способности переносить рабочее напряжение, не используя для этого группу.
Кроме того, очень важной частью разбора применяемых групповых упражнений может стать соответствие между данной техникой и личностью ведущего, его терапевтическим стилем и готовностью к применению той или иной техники.
Г. Личность и стиль терапевта.
Разнообразие групповых ситуаций, высокий уровень неопределенности в групповой терапевтической работе, наличие участников “не любящих” терапевта или участников, обесценивающих его работу предъявляют определенные требования к личности ведущего группу. Помимо описанной выше способности переносить групповое напряжение, эффективный групповой терапевт должен иметь хорошую опору в собственной личности и личностном стиле.
Супервизор может помочь ему обрести такую опору и обратить внимание на его личные уникальные качества, будь то эмоциональная стабильность или остроумие, терапевтическая нежность* или терапевтическая смелость. “Изюминка” данного группового терапевта может оказаться и качеством не совсем одобряемым, но полезным в групповой работе. Так осознаваемая сила помогает в трудные моменты удерживаться в терапевтической позиции, внешняя слабость и неуверенность (опять же как личностный стиль) помочь группе быть сильной, а способность засыпать в периоды “болтовни” и не чувствовать вины по этому поводу делать группу ответственной за свои действия.
____________________________________________________________________

*как характеристика стиля, не имеющая отношение к неспособности к конфронтации

 

Раздражение супервизора по поводу несовершенства данного терапевта (да и себя тоже) может компенсироваться, если его внимание будет направлено на определение тех личностных особенностей терапевта, которые позволяют ему в данной сессии быть в чем-то эффективным и успешным.
С другой стороны, тот же вопрос может быть адресован самому терапевту. По своему опыту групповой терапии знаю, что часть своих помогающих работе личностных качеств я осознала сама, а про другую часть мне поведали коллеги и клиенты. Так что, не будет большим грехом, если терапевт получит их от своего супервизора.
Еще одним важным моментом в супервизорской работе, направленной на осознавание терапевтом своего терапевтического стиля и личностных качеств является доверие к себе и забота о себе. Это другая сторона задачи по обретению индивидуального терапевтического стиля.
В связи с этим, супервизор, обнаруживший, что терапевт “кидается грудью на амбразуру” и забывает о своем состоянии, может позаботиться о терапевте, рассматривая совместно с ним вопросы разрешения (запрещения) интуитивных терапевтических действий, признания факта неудачи в работе (себе или группе) или, наоборот, отстаивания своей определенной позиции в групповой работе. Поскольку фигурой такой супервизорской сессии становится доверие и забота, супервизор должен быть внимателен во время сессии именно к этим своим качествам.
Д. Наличие необходимых терапевтических навыков
Навыки групповой работы не только включают навыки индивидуальной, но и в значительной степени перекрывают их. Наблюдая за работой группового терапевта, супервизор может отмечать для себя наличие необходимых навыков. Наиболее существенными могут считаться навыки
а) адресации высказываний участников
б) фасилитации взаимодействия отдельных участников
в) конфронтации с группой
г) поддержки группы
д) распознавания групповых тем
е) наблюдения за распределением энергии в группе
ж) поддерживания групповых “рамок” (время, оплата терапии, неявки опоздания и т.п)
з) интерпретации групповых процессов
и) работы с “трудными” участниками
к) работы с трудными ситуациями
Обучение этим навыкам проводится обычно в тренинговых группах, но при недостаточном развитии может стать и частью супервизорской сессии.
Е. Проблемы котерапевтического взаимодействия.
Немалое число групповых терапевтов предпочитает работать с котерапевтом. Преимущества такой работы очевидны — это и наличие разных углов зрения, и возможность делить в группе свои функции (один котерапевт работает индивидуально, второй следит за групповой динамикой), и возможность отдохнуть и привести себя в рабочее состояние, пока второй котерапевт работает. Ценной является и возможность обсудить и получить обратную связь по поводу своего реального поведения в группе. «Сотрудничая, терапевты расширяют и спектр возможных реакций переноса. Кроме того, отчетливее проявляется природа и степень выраженности искажений переноса, поскольку пациенты расходятся в своих реакциях как на каждого из котерапевтов, так и на отношения между ними»( И. Ялом, 2000)
Именно поэтому, наблюдение за действиями котерапевтов по отношению друг к другу и по отношению к группе может дать немало интересного материала для супервизии.
Уже один только арифметический подсчет вербальных обращений друг к другу, взглядов брошенных друг на друга приводит к пониманию того, как котерапевты взаимодействуют на группе. Вот один из котерапевтов в течение часа 6 раз обратился к другому и несколько раз посмотрел на него без обращения. В ответ второй ни разу не обратился и один раз искоса взглянул на первого. Любопытно, что же происходит в их взаимных отношениях и чувствах?
Или первый котерапевт обращается к группе (участнику), а второй перехватывает взаимодействие, переводя стрелки на себя. Или пытается помешать другому привнести что-то свое в жизнь группы, начиная неожиданно расспрашивать другого участника по другому поводу. Неосознанное соперничество и отсутствие взаимной поддержки, к сожалению, может стать моделью отношений для группы и тогда разговор об этом на супервизорской сессии становится неизбежным. Важно также отметить и реакцию котерапевтов на стремление группы разделить или разрушить их терапевтическое единство.
Еще один интересный момент — это то, как котерапевты замечают и разрешают свои разногласия по поводу ведения группы. Используют ли они для этого обсуждения перерывы или обсуждают открыто, как именно обсуждают предложения по поводу техник, родившихся в непосредственно в групповом процессе — все это (плюс подхватывающие эти же способы поведения участники) вполне доступно для наблюдения со стороны.
Кстати говоря, нередко и котерапевты в своих чувствах по отношению друг к другу отражают (но в меньшей степени) динамику участников группы на данной стадии (поле-то одно!). Кризис в группе проявляется некоторым кризисом в отношениях котерапевтов, преобладание проективных тенденций усилением проекций в адрес котерапевта, страх оценки у участников — страхом оценки у одного из терапевтов, в своем бездействии выпадающего из котерапевтического и группового взаимодействия. Поэтому, при обсуждении отношений и чувств друг к другу целесообразно учитывать и стадию групповой динамики и перспективную групповую задачу.
Для лучшего понимания особенностей котерапевтического взаимодействия в процессе наблюдения супервизор может также воспользоваться своей фантазией, представив это взаимодействие в образной форме и поделиться своей метафорой в супервизорской сессии. Интересно и сопоставление метафор котерапевтического взаимодействия, данных каждым котерапевтом. “Конфликт метафор” может закончиться прояснением отношений и чувств котерапевтов.
II. Особенности динамической супервизии.
Динамическая супервизия ориентирована на повышение эффективности ведущего группу в управлении групповой динамикой. Супервизор, проводящий подобный мониторинг работы терапевтов должен в первую очередь обращать внимание на соответствие действий ведущих группу стадиям групповой динамики. В этом он, естественно, будет руководствоваться своими теоретическими установками в отношении их количества и содержания (по И. Ялому, К. Роджерсу, В. Шутцу, В. Байону и т.д.), а также основной задачей группы данного типа (инкаунтер, Т-группы, терапевтические гештальт-группы, группы аналитической терапии, группы тренинга умений и т.д.).
В связи с этим, дальнейшее описание задач динамической групповой супервизии касается работы группового терапевта в терапевтической группе и будет направлено на успешное терапевтическое развитие группы Оно невозможно без “определенной последовательности актуализации и проживания личностных проблем в группе, так что не пройдя более “ранние” проблемы, группа не в состоянии помочь своим членам решать более “поздние” проблемы (О.Н. Немиринский, 1999)
Поэтому, одной из задач этапа наблюдения на каждой сессии становится анализ адекватности выбора групповым терапевтом участника для индивидуальной работы в групповом контексте, связанная для терапевта с пониманием групповой темы, точным выбором участника для ее проработки и преодолением группового барьера, препятствующего групповой динамике. Так, например, проработка такой проблемы, как страх близких отношений для участника с выраженными нарцистическими тенденциями, становится взаимно эффективной (для участника и группы) лишь на третьей стадии групповой динамики, характеризующейся конфликтом потребности в близости с другими людьми со страхом доминирования и контроля.
Другая задача — анализ фасилитирующих или блокирующих действий терапевта по отношению к терапевтической динамике группы. (Содержание стадий групповой динамики далее приводится по О.Н. Немиринскому, 1999)
Первая стадия групповой динамики традиционно рассматривается. как группообразующая (социальная задача — достижение первичной сплоченности). Чем интенсивнее будет проживаться группой сплоченность, тем меньше будет вероятность ее распада из-за невыраженных участниками страхов. Эта социальная задача в некоторой степени ограничивает терапевтические действия группового терапевта. Поэтому, его действия должны быть направлены как на достижение групповой сплоченности и ее переживание, так и на распознавание тенденций движения к второй стадии, где желаемым достижением является самораскрытие, а основным внутренним барьерами, препятствующими достижению этого — страх негативной оценки, отвержения и деиндивидуализации.
Супервизор, наблюдающий работу в группе на этой стадии может поставить перед собой следующие вопросы:
1.Какие терапевтические действия терапевта направлены на достижение групповой сплоченности? Способен ли сам терапевт удерживаться в первичной конфлюэнции с группой?
2. Каким образом групповой терапевт поддерживает тенденцию к самораскрытию?
3. Прорабатывается ли в группе страх отвержения и страх негативной оценки или группа “пробуксовывает”, не раскрывая собственных страхов?
4. Есть ли подобные страхи у терапевта и что он с ними делает?
На второй стадии важным становится преодоление этих страхов и самораскрытие, выражение своих чувств и проявление индивидуальности. Перспективная групповая задача — проработка темы ответственности за личные изменения и желаемые изменения ситуации в группе. Особенностью данной стадии является высокий уровень конфронтации между членами группы, а также участниками и ведущим.
При благоприятном течении данной стадии участники переходят от зависимого поведения к контрзависимому, а в отдельных случаях к самостоятельному и ответственному. В эти моменты групповому терапевту приходится выдерживать значительное давление групповой агрессии. Если групповой терапевт в состоянии с этим справиться, группа развивается дальше. В случае подавления терапевтом естественного хода групповой динамики ситуация “зависает” и в группе могут появиться “козлы отпущения”, на которых направлена агрессия, адресованная ведущему.
В связи с этим основные параметры для наблюдения за работой терапевтов могут быть определены следующим образом
1. Способность группового терапевта к раскрытию своих чувств по отношению к участникам и групповой ситуации
2. Возможность распознавать, используя свое эмоциональное состояние, групповое напряжение, связанное с невыраженными агрессивными чувствами участников. Способность отвергать группу и отдельных участников и принимать отвержение. Конкретные случаи блокирования конфронтации, допущенные данным терапевтом. Способность объяснить и отстоять свою позицию в группе.
3. Умение поддержать автономные формы поведения участников.
Третья стадия характеризуется возрастанием доверия, поддержки и самораскрытия и выражением всего спектра человеческих чувств. А кроме того — конфликтом темы близости и любви с доминированием и контролем. Последнее выступает как барьер, базирующийся на ценностях власти и иерархического доминирования. Принятие близости с другими участниками группы блокируется страхом подчинения и зависимости, проявлениями гордости. Перспективной групповой задачей является осознавание ценности своего существования в мире, собственной уникальности и ценности встречи с другим.
Эта новая ситуация предъявляет к групповому терапевту другие требования. Супервизор может отметить для себя
1. Способность терапевта снизить контроль за работой группы и “отойти в тень”, присутствуя в случае необходимости.
2. Возможность быть близким в отношениях с участниками группы и котерапевтом
3.Блокирующие динамику доминирующие проявления терапевта
4.Способность к поддерживающему группу самораскрытию терапевта.
Если группа дошла до 4й стадии, то по-видимому групповая супервизия была более чем успешной, а терапевты профессиональны и довольны своей работой. Так что супервизировать 4 стадию скорей всего не понадобится…
Следующим этапом работы супервизора является фокусирование.
Фокусирование.
Фокусирование — это взаимодействие супервизора и терапевта, направленное на формирование супервизорского запроса, соответствующего основным задачам и целям супервизии.
Наблюдая за работой терапевтов супервизор может отметить наиболее характерные (и часто неосознаваемые) особенности внешних реакций терапевта (ов). Например, один из них все время сессии мило улыбается, обращаясь к участникам группы, а второй с напряженным видом переводит взгляд то на одного, то на другого члена группы.
Как они выглядят, закончив работу? Есть ли разница в их облике и состоянии во время работы и после нее? Сменяется ли «милое» выражение лица растерянностью, напряженность позы ее смягчением, некоторая маскообразность мимики тревожностью во взгляде?… Каковы их чувства по отношению к данному отрезку работы, довольны ли они собой — это первая, решаемая в процессе фокусирования, задача.
Следующий шаг супервизора — определение необходимости супервизии (если это не было оговорено ранее) и ее содержания (если было). Если терапевт (ы) доволен своей работой, выглядит вполне счастливым (и), а происходящее в группе понятно и ему и супервизору — можно порадоваться вместе и обсудить планы на будущее.
Если же терапевту(ам) происходящее в группе не совсем понятно, а работа сопровождалась дискомфортом, супервизор и терапевт(ы) должны понять к какому отрезку работы это относится и что происходило в группе в этот период. Для этого необходимо вспомнить ряд конкретных реплик участников группы, реплики и действия терапевта(ов), определить групповую тему. Если терапевт (ы) затрудняется в воспризведении могут пригодиться записи супервизора, отражающие реакции и действия терапевта(ов) на происходящее в групповом процессе.
При фокусировании с двумя котерапевтами у супервизора возникает естественный вопрос “С кем из котерапевтов работать дальше?” Варианты решения этого вопроса супервизором могут быть основаны на:
- решении самих котерапевтов
- определении того, кто из котерапевтов больше заинтересован в получении супервизии ( в ком больше энергии)
- прямого обсуждении этого вопроса с котерапевтом, действия которого по мнению супервизора, блокируют групповую динамику
Если становится ясным, что фокусом супервизии являются отношения между котерапевтами, то супервизор может принять решение работать с двумя котерапевтами в режиме инкаунтера, позволяющего прояснить отношения и желания котерапевтов по отношению друг к другу. Очень важно, чтобы прояснение чувств и отношений происходило с учетом группового контекста, что позволило бы выделить и отдельно рассмотреть явления, относящиеся к феноменам группового переноса т.е. реакции и действиям группы на каждого из котерапевтов.
Ответственность за формулирование запроса на супервизию принадлежит терапевту(ам), хотя супервизор также может помочь в этом, конфронтируя со стремлением к однозначной оценке работы, бесполезной для супервизии позицией “скажи мне что-нибудь, а я тебя послушаю…” или поддерживая энергию терапевта и двигаясь в направлении его интереса.
Супервизия.
Итак, что же может оказаться в фокусе супервизии? Если попробовать обобщить это, базируясь на этапах профессионального роста группового терапевта, то можно выделить следующие ее виды(формы):
1. Супервизию с акцентом на необходимых навыках групповой работы для обучающихся групповых терапевтов. При этом терапевт хочет «разобраться» с группой и ее участниками. Данный вид супервизии характеризуется относительно большим объемом дидактических вмешательств, а кроме того, должен быть в какой-то мере удовлетворять потребность начинающего терапевта в личной и профессиональной поддержке супервизора. При этом, “Супервизоры обязаны провести и сохранять границы между супервизией и другими профессиональными отношениями, например, обучением и руководством”( Кодекс этики и практики супервизоров Британской Ассоциации консультирования, 2000г).
Сюда может входить
- обучение построению терапевтических гипотез
- отслеживание и анализ феноменов группового взаимодействия и ролевой структуры группы
-изучение личностных особенностей участников группы, определяющих «своеобразную групповую атмосферу, типичные для нее модели взаимодействий и стоящие за ними внутриличностные конфликты» (Пуртова Е.А., Трепалина Н.Ю., 2001)
- обсуждение проблем отдельных участников в связи с их реальным поведением в групповом контексте, их способов прерывания контакта
- особенности работы с определенными категориями участников: молчащими на группе, монополизирующими время группы, «агрессорами», «спасателями» и т.п.
- исследование внутренней структуры группы, которая определяется положением отдельных участников на определенной стадии терапевтического процесса
- особенности тактики терапевта в отношении определенных групповых ситуаций: открытого конфликта между участниками, конфронтации с терапевтом, молчания, нежелания работать и т.п.
-обсуждение с терапевтом его удачных и эффективных терапевтических вмешательств
Результатом работы может стать прояснение для терапевта групповой ситуации, совершенствование навыков работы с группой и отдельными ее участниками, сознавание личных и профессиональных проблем, а также ресурсных возможностей.
2. Супервизию, которая в основном фокусируется на управлении групповой динамикой (для работающих терапевтов). Терапевт хочет «разобраться» со своими реакциями в группе. Супервизия центрирована на том, что происходит с терапевтом в контексте происходящего в группе т.е.
- отношениях и чувствах терапевта в групповом процессе
- отношениях и чувствах терапевта к отдельным участникам группы в контексте их реального поведения, реакций переноса
- определении стадии терапевтической динамики группы и эффективной стратегии работы с группой
- определении им групповой темы и перспективной групповой задачи (потребности)
- действиях терапевта блокирующих или фасилитирующих групповую динамику
Результатом супервизии может стать определение связи чувств терапевта в сессии с его личным материалом, собственными проблемами и ограничениями, “любимыми” способами прерывания контакта, а также определение ресурсов и творческих возможностей.
3. Супервизию котерапевтического взаимодействия
Она ориентирована на прояснение взаимоотношений и чувств котерапевтов. При обсуждении отношений и чувств друг к другу необходимо учитывать и стадию групповой динамики и перспективную групповую задачу. Хорошим результатом может быть достижение согласия в отношении стратегий работы, ролевого распределения, способов взаимной поддержки, обсуждения разногласий.
4.Супервизию для более опытных терапевтов, фокусирующуюся на особенностях терапевтических отношений с отдельными участниками и общегрупповых феноменах (особенностях реакций и действий группы как целого в отношении группового терапевта, реакциях и действиях группового терапевта в отношении группы), работе с данными факторами в долговременной групповой терапии.
Дидактическая помощь.
В значительной степени принадлежит обучению группового терапевта в тренинговом режиме. Однако в небольшом объеме (и сознательном отношении супервизора к своим нарцистическим тенденциям) дидактическая помощь может быть полезной для начинающего терапевта и во время супервизии его работы.
К ней относится
- подсказка (информирование). Затрагивает те области групповой работы, в которых начинающий групповой терапевт еще не имеет достаточной теоретической осведомленности. Подсказка может принимать форму цитаты (если супервизору не лень и хочется побыть мудрым) или рекомендации «почитать то-то» (если лень и не хочется)
- обучение навыкам групповой работы. К ним относится адресация высказываний участников, фасилитация взаимодействия участников, формы конфронтации с группой и отдельными участниками, формы поддержки группы и отдельных участников, умение наблюдать за распределением энергии в группе, сохранения групповых “рамок” (время, оплата терапии, неявки, опоздания, конфиденциальность и другие нормы), тактика работы с “трудными” участниками и т.п.
- обучение навыкам анализа групповой ситуации и построения гипотез. Включает развитие способности к воспроизведению отрезка групповой работы, интерпретации групповых событий, выделению групповой темы, определению стадии развития группы, а также способность к оперированию этой информацией в терапевтических целях. Сюда же относится развитие умения обоснованно и с пользой для группы применять техники и групповые упражнения.
- инструкции и задания могут касаться формы совершенствования какого-либо навыка групповой работы, сознавания своих чувств и реакций в групповой ситуации, осознавания стереотипов восприятия и действий. Терапевт может получать их как во время работы группы (по договоренности), так и после — для реализации на следующей сессии.
- комментарии к работе группового терапевта — относятся больше к профессиональному процесс-анализу и чаще всего используются в тренинговой группе после супервизии.
- контроль и оценка действий группового терапевта. В концентрированном виде возникают в ситуации профессионального экзамена при окончании обучения.
В конечном счете, эффективная групповая супервизия, как и индивидуальная должна закончиться как обозначением личной проблемы, проработать которую групповой терапевт может на индивидуальной терапевтической сессии, так и восстановлением его личных и творческих ресурсов и желания работать с группой, получая от этого большое профессиональное и человеческое удовольствие.
ЛИТЕРАТУРА.
1. Витакер Д.С. Группа как инструмент психологической помощи М, Класс, 2000
2. Гринберг Л., Сор Д., де Бьянчеди Э.Т. Введение в работы Биона: группы, Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, N3
3. Дидерихс-Пешке В.Групповой процесс и групповые феномены в ходе групповой аналитической работы, Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, N3
4. “Кодекс этики и практики супервизоров Британской Ассоциации консультирования”, Журнал практической психологии и психоанализа,2000г
5. Кори Дж. с соавт. Техники групповой психотерапии, ПИТЕР, 2001г, 309с
6. Куттер Питер. Элементы групповой терапии, Санкт-Петербург, 1998, 198с.
7. Немиринский О.В. Личностный рост в терапевтической группе, Москва, Смысл, 1999, 112с.
8. Ормонт Л.Р. Заключение контракта между аналитиком и вновь сформированной терапевтической группой, Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, N3
9. Пуртова Е.А., Трепалина Н.Ю. Динамические группы в обучении психотерапии: поле без флажков, Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, N1-2
10. Романов И.Ю. Психоанализ и группы, Журнал практической психологии и психоанализа, 2001, N3
11. Ялом И. Теория и практика групповой психотерапии.. ПИТЕР, 2000г, 640с.
12. Kadis A.L., Krasner J.D. et all. Practicum of group psychotherapy. N.Y., 1963

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники