↑ Вернуться > Теоретические статьи

Телесные метафоры в гештальттерапии

Елена Ласая

Любое психологическое содержание заложено в теле. Это общеизвестно по В. Райху (4). Мышечные блоки, или более широко, мышечное напряжение, в том числе связанное с симптомом, отражает психологический контекст. Но для обычных пациентов, не обремененных знанием психологии, которые приходят на прием к психотерапевту существуют трудности с осознаванием этого контекста. Тело — это тот субстрат, который «приносят» к терапевту для лечения. Это происходит независимо от того, что является болезнью: переломанная рука, язва желудка или головная боль. Естественно в такой позиции полностью отвергается ответственность за своё состояние, психотерапевт воспринимается как избавитель от страдания: либо как авторитет, знающий, что и как надо делать, либо, утрируя вышесказанное, как маг, волшебник. Одни пациенты в большей степени ориентированы на биологическую терапию, другие ожидают от психотерапии чуда моментального исцеления.
Гештальттерапия работает с переживанием, точнее с осознаванием переживаний в каждый конкретный момент времени. Но, учитывая вышеописанную проблематику значение этого слова далеко не всегда ясно пациенту. На любимый вопрос гештальтерапевтов: что сейчас переживаешь? (чувствуешь), мы получаем ответ: «не знаю, нормально» и т.д. Хорошо, что есть тело — это субстрат, который всегда реален и всегда существует в настоящий момент времени. Другое дело, что мы не всегда помним, что оно у нас есть, не слышим его потребностей, вспоминая о нем, когда есть явные сигналы в виде боли и других соматических симптомов.
Хочется подчеркнуть, что процесс осознавания и приобретение навыков этого процесса начинается именно с тела. Многочисленные теории формирования психосоматических расстройств пытаются увязать воедино психологический и физиологический (телесный) уровни. Согласно биопсихосоциальному подходу в терапии психосоматических болезней, на каждом уровне функционирования человека существует своя система знаков: на биологическом — это клетки, органы с биохимическими и физиологическими свойствами; на психологическом: ощущения, чувства и т.д.(1) Существует ли возможность перевода знаков (языка) одного уровня на другой?
В гештальттерапии симптом понимается как следствие хронического напряжения низкой интенсивности, которое в свою очередь возникает в результате подавленного переживания. Переживания возникают в процессе контакта с окружающей средой и, следовательно, симптом является превращенной формой контакта (3). Поэтому в самом симптоме заключена и проблема, и её решение. Но как это решение извлечь из симптома? Так как симптом это в первую очередь телесная функция, важно фокусироваться на теле: следовать за телесными импульсами, за энергией. Мы вслед за Ф. Перлзом полагаемся на естественную мудрость организма. А что это как не тело, оно не врет, надо только распознать его сигналы.
Итак, путь к осознаванию переживания лежит через тело. Можно предложить следующие варианты фокусировки на телесных реакциях, как в индивидуальной, так и групповой работе.
Первый вариант заключается в обучении пациента находить связь между отдельными сферами своего функционирования: тело-чувства-мысли (зоны осознавания по Ф. Перлзу и развитие функций «Id» и «Личность» во взаимосвязи) (2). При этом мостом для перехода от физических ощущений к психологической проблеме, является тело. Первоначально внимание пациента акцентируется на телесных реакциях (сердцебиение, дыхание, напряжение в мышцах), затем устанавливается связь между ощущениями в теле и эмоциональными реакциями. На этом этапе уже возможно построение телесной метафоры. Например, тело «развалилось» на стуле, в переводе — отдых, покой. Тело напряглось, «свернулось» — тревога. Здесь важно следующее: переводит не сам терапевт, терапевт спрашивает пациента, удерживая телесное состояние в фокусе внимания клиента. В противном случае мы могли бы пользоваться так называемым словарем в духе А. Пиза. Однако если и существуют самые общие закономерности, все-таки телесный язык также индивидуален, как и манера говорить. Слова у всех одни и звучат одинаково, но скрытое содержание может быть разным. Поэтому, то же «развалившееся» тело не обязательно может свидетельствовать об отдыхе и покое, а например, об отсутствии энергии двигаться. А это, понятно, будет уже другая суть.
Другой вариант опоры на телесное осознавание целесообразен при работе в группе. Логика интервенции заключается в одновременной фокусировке двух моментов: вывод симптома на границу контакта и внимание на телесных реакциях. Для этого можно использовать следующую игровую психодраматическую процедуру. Пациент выбирает из группы следующих персонажей своей жизни: «Тело» (своё), «Симптом» (свой) и хотя бы одного или двух значимых фигур своей жизни, которые участвуют в системе отношений тело-симптом. (Далее в описании будут использоваться обозначения ролей, которые играют участники группы: «Тело», «Симптом»). Напр., «Симптом — головная боль» сдавливает кольцом голову «Тела». «Тело» неподвижно, с закрытыми глазами лежит на полу. Рядом молча стоят дети. Или, тот же «Симптом-головная боль» сдавливает голову «Тела» в тот момент, когда к нему подходит очередная девушка и начинает требовать особенного внимания к себе. Девушки меняются, «Симптом» остается, повторяя фразу, обращенную к «Телу»: «Ты не подойдешь к ней, ты останешься со мной».
На этом первом этапе клиент смотрит со стороны на свою систему. В этот момент уже можно осознать роль и смысл симптома в этой системе. Как говорил Перлз: «И это твоя жизнь…».
На втором этапе описываемой процедуры на место «Тела» становится сам клиент, все проигрывается снова. В этот момент уже есть телесная метафора жизни клиента. Следующая задача найти телом способ изменения сложившейся ситуации. Терапевт побуждает клиента следовать за телесным импульсом.
Позвольте представить следующие зарисовки отдельных сцен, которые разыгрывались на группах. Сначала вернемся к уже приведенным примерам. Клиентка ложится на место неподвижного «Тела». «Симптом» сжимает её голову. Она закрывает глаза. Дети продолжают молча стоять рядом. У группы возникают ассоциации о скорбном прощании с телом или ожиданием чего-то. Клиентка напоминает спящую красавицу. Терапевт просит клиентку сконцентрироваться на теле и осуществить то движение, или занять то положение, которое хочется, следуя за телесными импульсами. Через некоторое время клиентка резко встает, берет за руки детей, резко делает шаг вперед, произнося фразу: «опять надо их тащить!» Понятно, что в такой ситуации симптом не отпускает тело. Терапевт просит клиентку вернуться и следовать за желанием тела. Поколебавшись, она какое-то время стоит между детьми, взяв их за руки. Потом рождается фраза, которая сопровождается телесным расслаблением: «я могу быть рядом с вами».
Молодой человек садится на место «Тела» и опять повторяется тот же диалог. Девушка, разговаривая с ним, начинает требовать большего внимания к себе, «Симптом» не пускает. В какой-то момент начинается словесная перебранка, каждая из сторон требует для себя особого, «главного» положения в отношениях. Терапевт предлагает сконцентрироваться на телесных импульсах. Партнеры начинают бороться руками, «Симптом» продолжает давить. Вдруг молодой человек обнимает девушку и произносит «Я хочу, чтобы ты была со мной». В обсуждении клиент рассказывает, как после развода он опасается строить близкие отношения с женщинами.
На «Тело» давит «Симптом» в области грудной клетки. Субъективно, это переживание душевной боли. Сбоку на стуле, возвышаясь над всеми, стоит мать клиента, постоянно издавая «шумовой эффект» — «бу-бубу». В стороне, молча вполоборота стоит отец. На втором этапе процедуры, клиент, после нескольких попыток осуществить движение, подходит к отцу и говорит: «Папа, выключи ты этот телевизор, давай поговорим». Телесное напряжение сохраняется, он ведь не знает ответа, но рискует следовать за своим телесным побуждением. И хотя в семье не приняты прикосновения, клиент отмечает, что ему приятно находиться рядом с отцом. Терапевт замечает, что при таком положении клиент игнорирует мать. И наверняка система с симптомом в большей степени связана с отцом. Но, пытаясь найти свое комфортное телесное положение, клиент помогает матери спуститься со стула, оставляя её сбоку от себя, остается развернутым лицом к отцу.
Движение важно сопровождать фразой. Если фраза не возникает сразу, можно использовать звук, или ассоциировать (на что похоже новое движение). Фраза клиента, которая сопровождает телесное изменение — и есть возможность «перевода». «Перевод» телесных движений позволяет улучшить осознавание и находить приемлемое решение. Надо отметить, что описанная процедура одинаково хорошо работает как в группах обучения гештальттерапии, так и пациентов отделений невроза.
В результате, можно сформулировать этапы работы с телесной метафорой, как в индивидуальной, так и групповой работе.
1 этап: построение телесной метафоры. Если первоначально предъявляется психологическая проблема, терапевт предлагает найти её телесный эквивалент. Наблюдая за клиентом, терапевт видит телесные проявления в процессе рассказа о проблеме и акцентирует на них внимание клиента. Если первоначально предъявляются соматические ощущения (симптом), задача — найти психологическое содержание мышечного напряжения. Клиента просят отметить у себя телесное напряжение, в том числе, связанное с симптомом. Сосредоточиться на выбранном напряжении и, говорить, что приходит в голову. Возможно использование ассоциаций терапевта и наблюдателей. Используя, принятое в гештальтерапии описание опыта посредством цикла контакта, можно отнести этот этап к фазе предконтакта., когда формируется фигура потребности.
2 этап: усиление напряжения. Возможно подключение персонажей из жизни клиента, которые влияют на напряжение. На этом этапе клиент пробует разные способы взаимодействия с окружающим миром при помощи движения. Это исследования того, как меняется напряжение, в зависимости от активности пациента. Этот этап соответствует фазе контактирования.
3 этап: поиск выхода из сложившейся ситуации. Выход из статичного напряжения осуществляется через движение, следуя за телесными импульсами (энергией). Движение сопровождается фразой. Это этап финального контакта, который, как правило, заканчивается разрядкой телесного напряжение, возникновением в теле ощущений свободы и комфорта.
Работа с телесными метафорами дает возможность пациенту установит связь между симптомом и своей жизнью. В заключении, уместно привести известную историю о Гиппократе. Когда к Гиппократу привели на приём молодого человека с головной болью, он сказал: «Как хорошо, что у этого молодого человека заболела голова. Может быть, это заставит его задуматься над своей жизнью».
Литература:
1. Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина. -М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999. -376 с.
2. Ласая Е.В. «Гештальт-подход в преобразовании биологической картины невроза в психологическую». — в сб.:Гештальт-98. М., Московский Гештальт Институт,1999. с.46-50
3. НемиринскийО.В. Гештальт-терапия психосоматических расстройств.- Московский психотерапевтический журнал, 1997а, №1. с.84-91
4. Райх В. Анализ характера. — М.: Апрель Пресс, 2000. — 528 с.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники