↑ Вернуться > Теоретические статьи

Гештальт-подход в сказкотерапии

Я.Е.Стернина

Цель: расширить  гештальт-терапевтическое пространство усовершенствованным направлением, позволяющим применять гештальт-подход в сказкотерапии в режиме ролевой игры.
Задачи:
1.Использовать процесс создания сказки как ресурсный диагностический инструмент для выявления актуально-доминирующих потребностей клиента.
2.Моделировать созданную сказочную реальность в гештальт-ключе «здесь и сейчас»  методом ролевой игры для непосредственного изучения способов взаимодействия человека со средой и механизмов прерывания контакта.
3.Управлять течением сказочного сценария для создания условий получения   нового опыта клиентом. Помочь ассимилировать «волшебный» опыт в общепринятую реальность.
4. Создать новую обучающую программу подготовки гештальт-сказкотерапевтов на базе МИГТиК.
Новизна
Моделирование артметода — сказкотерапии в режиме ролевой игры с помощью концепций гештальттерапии. Создание наглядной и управляемой версии взаимодействия клиента с окружающей средой внутри сказочного пространства —  «Сказкодром».
Обзор литературы.
Сказкотерапия – это направление практической психологии, использующее ресурсы сказок для решения целого ряда задач: воспитание, образование, развитие личности и коррекция поведения.  Так как сказки, в широком смысле, окружают человека всю его жизнь, то это направление не имеет возрастных ограничений.
Наши предки, занимаясь воспитанием детей, рассказывали им занимательные истории. Не торопясь наказать провинившегося ребенка, они вели рассказ, из которого становился ясным смысл поступка, а многие обычаи, описываемые в историях, предохраняли малышей от опасностей, учили их жизни. С середины девятнадцатого века сказка из народного развлечения превращается в объект исследования. Собиратели сказок: братья Гримм, А.Н. Афанасьев — исследуют сказки с лингвистических и филологических позиций.
 Позднее интерес к сказке приобретает новый поворот: к ней обращаются психологи. Сказочным сюжетам, по мнению психоаналитиков — последователей Карла Юнга, отводится особая роль в психической жизни людей: они являются своеобразными матрицами, отражающими основные душевные конфликты человека.
Суть этих конфликтов остается неизменной на протяжении тысячелетий: они свойственны нашим современникам и переживались людьми далекого прошлого. К.Юнг назвал такие конфликты архетипическими.
Существование этих конфликтов может не осознаваться людьми, может даже активно отрицаться. Но их разрушительная для психического здоровья сила от этого не убывает. Сказка становится формой вывода внутреннего противоречия вовне, предлагает способы его разрешения и потому врачует душу.
Именно этим объясняется бытование сказки в народной среде на протяжении тысячелетий. Сказка — естественное, интуитивно применявшееся «лекарство». На Востоке ее способность оказывать благотворное действие на психическое состояние человека была подмечена лекарями и использовалась сознательно.
Врачующая способность сказки и была положена в основу целого направления современной психотерапии, получившего название «сказкотерапия».
Зинкевич-Евстигнеева (2000) определяет сказкотерапию как набор способов передачи знаний о духовном пути души и социальной реализации человека, как воспитательную систему, сообразную духовной природе человека.
Гнездилов выделяет в качестве предмета сказкотерапии «процесс воспитания Внутреннего Ребенка, развития души, повышение уровня осознанности событий, приобретение знаний о законах жизни и способах социального проявления созидательной творческой силы».
По мнению И.В. Вачкова, сказкотерапия — такое направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание, стать самими собой, и построить особые доверительные, близкие отношения с окружающими.
Каким образом, посредством сказкотерапии удается достигать таких целей: повышения самосознания и создания близких доверительных отношений?
Во-первых, сказка всегда служила средством встречи ее слушателя или читателя с самим собой, потому что метафора, лежащая в основе сказки выступала не только «волшебным зеркалом» реального мира, но — в первую очередь — его собственного, скрытого, еще не осознанного внутреннего мира.
Во-вторых, нацеленность сказкотерапии на развитие самосознания человека, определяемая сущностью сказок, обеспечивает как контакт с самим собой, так и контакт с другими. Социальную природу человека составляет система его взаимодействий с людьми. Сказочная метафора в силу присущих ей особых свойств оказывается способом построения взаимопонимания между людьми.
В-третьих, в сказке отсутствуют прямо выраженные нравоучения или рекомендации, усвоение необходимых моделей поведения и реагирования, новых знаний о себе и мире происходит незаметно, исподволь.
Сказкотерапия идеально подходит и детям и взрослым, и людям с высшим образованием и не имеющим никакого образования, ведь мы знакомимся с языком сказок куда раньше, чем научаемся читать и считать. Сказкотерапия позволяет психологу установить идеальный контакт со своим клиентом, даёт удивительную возможность найти и буквально говорить с ним на одном языке, языке сказочных метафор, позволяет ловко обойти психологическое сопротивление клиента и даже поработать с проблемой, которую по той или иной причине клиент пока не готов озвучить открыто. Сказкотерапия помогает максимально безопасно вскрыть и обозначить проблему клиента, начать незамедлительную работу даже в тех случаях, когда речь идёт о сильных стрессовых ситуациях и конфликтах, создаёт безопасную среду, в которой клиент получает возможность раскрыть и исследовать свою личность, выявить и развить её ресурсы. Атмосфера волшебства и сказочности позволяет выйти за те искусственные рамки, что выстраивает клиент, расширить фокус его внимания и арсенал возможностей. Это помогает увидеть другие возможные пути развития событий и решения жизненных проблем.
Психотерапевт вместе с клиентом выстраивают мостик между сказочной реальностью и жизнью клиента. Это шанс связать сказочные события с событиями и поведением человека, а значит усвоить и применить на практике всю мудрость, скрытую в сказках. Сказкотерапия, являясь эклектическим направлением практической психологии, даёт специалисту большую свободу для творчества, позволяет гармонично интегрировать и применять техники других направлений психологии.
Итак, народные сказки несут чрезвычайно важные идеи:
  • Окружающий нас мир – живой. В любой момент все может заговорить с нами. Эта идея важна для формирования бережного и осмысленного отношения к тому, что нас окружает. Начиная от людей, и заканчивая растениями и рукотворными вещами.
  • Ожившие объекты окружающего мира способны действовать самостоятельно, они имеют право на свою собственную жизнь. Эта идея важна для формирования чувства принятия другого.
  • Разделение добра и зла, победа добра. Эта идея важна для поддержания бодрости духа и развития стремления к лучшему.
  • Самое ценное достается через испытание, а то, что далось даром, может быстро уйти. Эта идея важна для формирования механизма целеполагания и терпения.
Вокруг нас множество помощников. Но они приходят на помощь только в том случае, если мы не можем справиться с ситуацией или заданием сами. Эта идея важна для формирования чувства самостоятельности, а также доверия окружающему миру.
Гештальт-подход в создании и проживании сказок
Многие гештальт-терапевты, работающие со сказками, (Колобовникова А.С., МИГИП,) обоснованно сравнивают их со сновидениями. Сновидение предлагает некий срез содержания бессознательного человека, также и сказка. Содержание сна, как часть бессознательного, представлено в виде символов. Давайте вообразим, что нам удается видеть сны «по заказу», в которых мы оперируем символами по своему желанию: выбираем события и персонажей, достигаем поставленных целей, но также символично, как во сне. Именно такие возможности открывает метод работы с клиентской сказкой.
Сказка выполняет три функции: диагностическую, терапевтическую и прогностическую. Соответственно можно выделить одноименные группы сказок.
Диагностическая сказка предполагает выявление уже имеющихся жизненных сценариев и стратегий поведения человека. Инструкции, которые предъявляются клиенту в данном случае такие: «Напишите сказку о себе», «Напишите любую сказку». После написания сказки, следует гештальт-сессия по работе с диагностической сказкой. В результате такой работы вскрывается базовый жизненный сценарий клиента, профессиональный, семейный, сексуальный сценарии. Важно отметить, что темы сказок выбираются согласно запросу клиента. Таким образом, возможно проводить работу как с базовым сценарием личности, так и со сказками, написанными по отдельным проблемам.
Прогностическая функция реализуется в той части сценарной сказки, которая повествует о будущем героя. Существуют два цикла реализации сказки в жизни человека – большой и малый. Так, в малом цикле, человек наверняка сталкивался с рядом повторяющихся ситуаций, одну из которых он узнает в написанной сказке. Следует отметить, что не всегда сказка дописана до конца, тогда во время гештальт-сессии задаются вопросы, позволяющие клиенту осознать события будущего: «Чем дело закончится?», «Что случится после смерти Василисы?»
Терапевтическая сказка повествует о том, как достичь клиенту желаемого будущего, а в некоторых случаях и о том, какое вообще будущее является желательным, исходя из сложившихся обстоятельств. Пишется терапевтическая сказка к самому неясному (для клиента) месту сказки. Неясный момент или пробел следует чаще всего сразу за «точкой настоящего». Это некие события, действия, изменения, которые приводят героя к желаемому будущему.
Таким образом, сказкотерапевтическая сессия включает в себя – написание сказки и последующую интерпретацию сказки согласно теории и принципам гештальт-метода. Обычно сказкотерапевтических сессий может быть несколько. Сказки будто матрешка в матрешке раскрывают суть и особенности жизненного сценария человека. Их написание и осознание помогает произвести желательные изменения в жизни. Так реализуется психотерапевтическая роль сказки.
ТРАДИЦИОННЫЙ ГЕШТАЛЬТ-МЕТОД В РАБОТЕ СО СКАЗКОЙ
 1. Написание сказки
 2. Интерпретация сказки.
 3. Написание новой сказки (терапевтическая сказка)
 4. Интерпретация терапевтической сказки.
Зачастую одного написания терапевтической сказки бывает достаточно для того, чтобы привлечь необходимые события в свою жизнь. Ведь сказка, как и сновидение, обнажает срез бессознательного, только в сказке мы оперируем символами согласно нашему запросу, это как будто видеть сны по заказу. Более того, сказкотерапия очень экологичный метод в этом плане. Давно известно, что герои произведений живут по своим законам, не возможно привнести в сказку что-то, чего нет внутри, и, если что-то не согласуется с нашим внутренним миром, сказка сразу сигнализирует об этом. Написание терапевтической сказки запускает определённые механизмы саморегуляции. Дополнительное осмысление с помощью гештальт–приёмов позволяет осознанно и немедленно привнести изменения в жизнь.
Выводы сделанные во время гештальт-сессии клиент может внедрять в жизнь незамедлительно, тем самым приближая желанную цель. Таким образом, если будущее неизвестно, нежелательно или клиент интуитивно чувствует, что ему хотелось бы что-то изменить, то в этом случае пишется новая сказка о желательном будущем героя и о путях достижения этого будущего, как было описано выше. Есть определённая тонкость: терапевтическая сказка чаще всего пишется к самому неясному месту сказки. Самое неясное место сказки это то, что следует за «точкой настоящего». Действительно, точка силы заключена всегда в настоящем моменте.
УСОВЕРШЕНСТВОВАННЫЙ МЕТОД ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОДА В СКАЗКОТЕРАПИИ (Стернина Я.Е.)
 «СКАЗКОДРОМ»
В сказкотерапии задача терапевта предложить клиенту способ работы со сказкой.
Гештальт-терапевт является активным участником взаимодействия на границе контакта.
Я предлагаю, чтобы гештальт-терапевт сказочного направления  смог создать условия не только для творческого рождения сказки, но и для непосредственного контакта…как с собой, так и  со сказочной реальностью «здесь и сейчас», с исследованием цикла и границ этого контакта, а также феноменов его прерывания.
На мой взгляд,  применение гештальт-подхода в сказкотерапии с использованием ролевых игр дает мощный инструмент в руки терапевта.
Принцип
  1. Создать клиентскую сказку.
  2. Воссоздать  полученную «фигуру» сказки в реальности по методу ролевой игры с клиентом в главной роли.
  3. Обсудить состоявшуюся игру, используя гештальт-подход.
  4. В зависимости от результатов обсуждения –  «переигрывать» до желаемого результата.
В этом случае акцент обсуждения смещается с обсуждения сценария на процесс взаимодействия клиента со средой при постановке сказки, на полученный опыт, ощущения, телесные реакции, эмоции, с возможностью дальнейшего моделирования. Огромную важность представляет  обратная связь персонажей, которая придает сказочной реальности клиента объем и дополнительные возможности для повышения уровня осознания паттернов своего поведения и приобретения нового опыта для более творческого приспособления к окружающей среде.
Сочинение сказки – один из самых творческих процессов, в котором клиент всегда отражает свой жизненный сценарий, а также желаемые события, встречи, приобретения или потери.
Но для большинства людей такое прямое обращение к творческой части является фрустрирующим, и усиливает сопротивление. Предлагаю поступить помягче, дабы максимально облегчить клиенту муки творчества.
 Предлагаю процесс создания сказки не выделять в «фигуру», а раскидать по фону и незаметно собирать из «фигурок». Как из пазлов.
Алгоритм творческого процесса рождения клиентской сказки
«КАША ИЗ ТОПОРА»
  1. ЧТО?
Спросим, например, на что был бы похож некий волшебный предмет, обладая которым, клиент бы мог как-то осчастливить свою жизнь? Что это за сокровище такое, которое волшебным образом разрешило бы все проблемы? Как оно выглядит? Что производит или, наоборот, утилизирует? Как им управлять? Таким образом, можно легко сформировать текущий запрос клиента и спрятанную за ним актуальную потребность.
Процесс описания такого сокровища помогает ему осознать свою потребность и  желание удовлетворить ее. В процессе работы становится очевидным, насколько ее скрывают промежуточные или поверхностные желания, достижения которых практически разворачивают клиента в другую сторону. Например, в одной из работ приобретение клиентом нового статуса оказалось совершенно чужим желанием, которое он принимал за свое. И это выявилось в процессе его исполнения в сказке!
Клиент может сам оценить степень важности своего желания по количеству энергии, выделяемой в теле при описании своего сокровища. Таким образом, облегчается процесс формирования запроса.
  1. ГДЕ И КАК?
Далее обсуждаем, где такое сокровище прятаться может, что за место такое, далеко ли, как спрятано, кто охраняет, как получить? Любые варианты – найти (случайно или целенаправленно), получить в подарок, обменять, купить, украсть, отобрать, выиграть (в игре или в сражении)?
3. КУДА?
 Следующий шаг – как выглядит путь к сокровищу – на что похож, через что проходит, какие на нем могут быть препятствия или источники помощи? Как справляться с препятствиями и как получать помощь?
4. С КЕМ?
Кого можно встретить и для чего? Что еще хочется делать в пути и с кем? Нужны ли попутчики?
5. ОТКУДА?
На карте отмечаем и место старта – что за место такое? И с чего это вдруг оно в стартовое превратилось? Что в нем такого, что придает желание двигаться, что толкнуло в путешествие? Или кто?
6. КАРТА. Можно нарисовать карту путешествия с пометками — что и где, обозначить этапы пути.
Описание  процесса получения сокровища, а также путь к нему вскрывает привычные механизмы взаимодействия с окружающей средой, способы реагирования на фрустрационные ситуации и умение получать помощь и поддержку. Отсутствие препятствий на пути может указывать на низкую фрустрационную толерантность, а множество волшебных вещей указать на неуверенность в собственных силах, на отсутствие внутренней опоры. И так далее. Можно проследить, где происходят нарушения обмена организма со средой – объем принятого и отданного, и при каких обстоятельствах. Например, герой легко отдает последнюю рубашку тому, кто просит, а получить что-то готов только в жестокой битве. Сразу понятно, что отдаваемое превышает принятое, и такой человек с трудом принимает помощь и поддержку.
6. СКОЛЬКО?
Неплохо обсудить длительность планируемого приключения – в километрах, в днях, в годах? За выходные можно управиться или полжизни отдать?
7. КТО?
Теперь самое время описать своего героя. В качестве кого клиент готов совершить путешествие за сокровищем? Кто это изначально и как себя чувствует? Как выглядит? Какими чертами характера обладает? Планируется ли некая трансформация в пути? Как предположительно изменится герой, его жизнь или его внутренний мир при обладании сокровищем?
Образы персонажей помогают понять о самовосприятии клиента. В главном герое, с которым ассоциируется сам клиент, всегда воплощены разрешенные внутренней цензурой черты и свойства. В образах других положительных героев клиент может воплотить желаемые свойства своей личности, с которыми он сам не в силах ассоциироваться. В отрицательных персонажах клиент проецирует свои запрещенные части личности, с которыми он опасается встречаться внутри себя и вытесняет наружу. Обычно он желает их вытеснить и из сказочного пространства – уничтожить совсем, например. Таким образом, картина внутреннего устройства личности разворачивается во всей красе!
Все! Каша из топора готова! При таком сопровождении клиент всегда, не зависимо от оценки своих творческих способностей и незаметно для себя сочинит сказку. Осталось только записать от начала до конца и… только сейчас начинается самое интересное.
В этом месте, хочу водрузить камень с надписью. «Варианты работы со сказкой».
  • «Налево пойдешь – интерпретировать начнешь». Левым полушарием. И поймет клиент из объяснений, как он докатился и кто докатил его до жизни такой, что до сих пор и все по той же колее… «Доколе?!» — вскричит он, возмущенный и переписывает сказку по-новому! Революция в отдельно взятой голове! Но теперь он точно знает, где «объяснялки» живут – в голове у психотерапевта, за ними и приходить будет, ежели чего. Так работают традиционные сказкотерапевты.
  • «Направо двинешься – ассоциировать кинешься». Правым полушарием клиента. На что похоже все это творение, кого из жизни напоминают персонажи, а кто страшней всего, а давайте-ка нарисуем свой страх и как его победить… Отлично работает, и самостоятельности побольше! Это арт-терапия.
  • «Прямо пойдешь – в сказку попадешь!» Предлагаю – и это коренное отличие от традиционной методики сказкотерапии – двигаться прямо… в сказку. Не останавливаясь, по горячим следам вдохнуть в эту свежерожденную сказку жизнь и энергию, восстановить сказочную реальность здесь и сейчас!
 Как раз для того, чтоб это все не только в его голове произошло, а прямо в его жизни, с полным включением тела и чувств, из него, родимого происходящих, а также всего окружающего пространства. Чтоб пожил он внутри своей сказки и по-настоящему столкнулся с реальностью, пусть и сказочной. И чувства свои оживил, и понял, какие они есть, настоящие, не придуманные. И отношение свое к сказке ощутил. Где нравится, а где нет, что легко далось, а где трудно было. И что преодолеть удалось, чем гордиться будет да в новый опыт включит. И все сам, своими ручками-ножками!  Это гештальт-подход.
Приступаем к эксперименту по воссозданию сказочного пространства «здесь и сейчас» «СКАЗКОДРОМ». Клиент сам распределяет роли и размечает пространство помещения под определенные сцены своего сюжета. Участникам он объясняет приблизительный смысл и ход действия его персонажа, оставляя некоторую степень свободы самовыражения. Это важно для последующего обсуждения – насколько кому хотелось следовать заданному сценарию, а где было желание действовать иначе и почему, где энергия поднималась, а где падала.
Такие места в игре очень важны и могут указывать на прерывание контакта и на собственно, способ прерывания.  Например, злобные разбойники вместо злости чувствуют симпатию к герою и желание подружиться, а вынуждены его всячески гнобить. Это указывает на присутствие проекций, которыми клиент награждает окружающих, о плохом контакте с собственной агрессивной частью. И тогда уместно проиграть эту часть сказки еще раз, с клиентом в роли одного из разбойников. А если, например, какие-либо требования герой выдвигает неуверенным голосом со скованной жестикуляцией, можно смело предполагать наличие ретрофлексии. Все наглядно!
Для этого предлагаю использовать ролевую игру. С клиентом в образе главного героя, с прохождением им собственной сказки в созданном здесь и сейчас пространстве, уже наполненном волшебством, персонажами, сокровищем в конце и препятствиями к нему… в общем, путь зовет героя.
Литературное отступление.
Ролевые игры в настоящее время широко применяются во многих терапевтических подходах. Более того, они используются в сфере образования и других неклинических областях, таких, как оценка профессиональных навыков и личностных качеств, деловые игры, игровые имитации судебных процессов, устройства на работу, моделирование, обучение с помощью драматизации и др. В результате столь широкого применения «психодействия» возникла новая широкая дисциплина, которую часто называют методами действия, тогда как психодрама — лишь один из элементов эффективного клинического воздействия (Дэвид Киппер. Клинические ролевые игры и психодрама.)
Исторически, однако, зарождение понятия роли не связано ни с социологией, ни с психологией. Морено писал, что слово role (роль) происходит из латинского rotula (небольшое колесо или круглое брев­но), которое позднее стало означать скрученный в трубочку лист бумаги, на котором записывали слова пьес для актеров. Лишь с XVI—XVII веков «роль» означает игру актеров.
Понятие ролевых игр как части психотерапии было разработано лишь в XX веке. Одними из первых ролевые игры в психотерапии использовали Зильбург и Генри (1941). Сами они указывали, что еще в начале XIX века Рейл отмечал терапевтический эффект от «разыгрывания сцен» пациентами психиатрических больниц. Морено в начале XX века описывал ролевые игры с детьми в городских садах Вены. Однако лишь в 30-х гг. эксперименты с разыгрыванием сцен были признаны эффективной психотерапевтической процедурой.
Второй областью применения ролевых игр стали тренинговые груп­пы, которые ставят задачу саморазвития и самосовершенствования, а не психотерапии. Это направление было создано в основном с целью развития в людях навыков руководителей, поведения в больших и малых группах, взаимодействия, разрешения конфликтов в группах, формирования адекватного самовосприятия и восприятия других. Классическими примерами могут послужить Т-группы (группы тре­нинга), а также центры психологического тестирования на профес­сиональные качества и способность к руководству.
Сегодня ролевые игры применяются повсюду и незаменимы в разнообразных областях использования психологии. Однако несом­ненно, что наиболее эффективно они применяются в психотерапии.
Люди обращаются за лечением, так как не могут удовлет­ворительно функционировать в своей естественной среде (системе). Чтобы помочь пациентам рассмотреть иные возможности функцио­нирования, им необходимо предложить выйти за рамки системы, оставить ее на время, включиться в другую систему — терапевти­ческую среду.
Моделирование поведения — это воссоздание ситуации взаимо­действия человека с окружающей средой. Причины применения этого метода могут быть самыми разными. Например, они включают по­пытки создания новых решений и подходов к сложным человеческим проблемам, начальную оценку адекватности этих решений, повторное проигрывание ответственных действий до их претворения в жизнь и усовершенствование существующих навыков. Сюда же относится разыгрывание конкретных примеров моделей, разногласий, дилемм, процессов.
Гештальт-подход в сказкотерапии в режиме ролевой игры.
В процессе прохождения сказочного сценария клиент вступает в контакт с различными сказочными персонажами и наглядно демонстрирует нам свои способы плодотворного взаимодействия или механизмы прерывания контакта. Клиент может в реальном времени понять, что он чувствует, например, при получении помощи или при преодолении препятствий. Зачастую проживаемые эмоциональные реакции неожиданны и очень далеки от запланированных. И клиент, наконец, встречается с реальностью, какой бы сказочной та ни была.
В местах прерывания контакта удобно работать, переигрывая сцену в режиме замедленного времени с обсуждением эмоционального пласта переживаний не только самого  героя, но и других персонажей для полноты осознавания ухода от контакта с последующим моделированием более творческого поведения. В этих условиях у клиента появляется возможность расширить представление о себе, побыв на месте любого из персонажей.
Особенно важны чувства клиента при получении желанного сокровища. Зачастую вместо ожидаемого удовлетворения  возникает нечто иное (растерянность, отсутствие позитивных чувств и формальное торжество). В этом случае можно диагностировать интроекцию и работать на понимание собственных желаний. Например, предложить клиенту побыть в роли самого сокровища и озвучить его. После понимания можно сочинять продолжение сказки, или при сильном переосмыслении сочинять совсем «более» другую, более свою…
При полноценной постановке и верно загаданном желании можно наблюдать значительный подъем уровня личного счастья, человек вдохновлен собой и своими поступками, сразу хочется жить как-то иначе, все поменять или разрушить для нового… И вместо творческого приспособления захочется, например, просто подровнять этот мир под себя. Поэтому очень важно всячески подчеркнуть наличие границ между реальностями, оговорить правила перехода, что можно брать с собой, а что должно остаться в своем мире, помочь выделить и присвоить полученный опыт, а также провести экологическую проверку как этот опыт разместить в общепринятой реальности.
Методология
В основе метода лежит построение клиентом иной реальности, в которой есть место и условия для  исполнения желаний. То есть, сочинение сказки, где реальные потребности и желания превращаются в метафорические. Причем метафоры могут в начале отражать только поверхностные или промежуточные потребности, удовлетворение которых не просто позволяет появиться новым, т.е. двигаться вперед, а позволяет выйти на более глубокий пласт переживаний в процессе эксперимента.
Следующий шаг — создать образ героя, желающего получить некие сокровища, ради которых он готов проделать полный приключений и опасностей путь.
Затем этот мир воссоздается в пространстве, которое становится сказочным. В котором обязательно есть четкие границы, вход и выход. Придуманные ритуалы входа и выхода из сказки очень наглядны и уже сами по себе дают массу материала для работы.
Приобретать сокровища можно каким-то определенным способом (найти, отобрать, выманить, получить в подарок). Способ получения сокровища – также огромный материал для работы. И это только сценарий!
Далее начинается режим ролевой игры, в которой клиент очень наглядно демонстрирует, как он встречается и не встречается с окружающим его сказочным миром, как реагирует на препятствия или помощь, когда появляется желание действовать не по сценарию. Наиболее интересные места можно потом «переиграть» — на более медленной скорости для лучшего прочувствования и понимания или со сменой сценария для более комфортного прохождения ситуации. Это уже вариант творческого приспособления, он же контакт или прерывание оного!
Например, в одной из постановок герой вместо того, чтобы убить главного врага, в пылу сражения  вдруг выкрикнул, что тот – женщина, и этим обессилил его. И, казалось бы, творческое приспособление для победы в обсуждении обернулось избеганием встречи со своей мужской частью.
В режиме работы есть возможность собрать у клиента массу информации в виде оговорок, штампов и привычных переносных выражений, которые в сказочном мире обретают силу в своей конкретности! Возможен разрыв шаблонов, стереотипов самым неожиданным образом.  Например, выражение «время прошло» в сказке будет выглядеть неким прохожим со значком «время» на груди, который пройдет мимо. А выражение «победить болезнь» выльется в реальную битву на мечах. Эти эпизоды обязательно включаются в сказочный сценарий, разрывая застоявшиеся шаблоны и серьезно удивляя клиента. В этот миг сказочный сценарий и начинает свою работу.
Какую же работу мы ему поручаем? Присоединиться к личности клиента… Ассоциировать с главным персонажем… Увлечь его туда, куда он всегда хотел, но все как-то не случалось… А дальше сказка как река – схватила в свои воды и понесла! Сказочная реальность здесь и сейчас!
Конечно, данный метод поднимает большой пласт переживаний клиента, и не один. В поле есть опасность появления множества фигур, и есть риск попросту не охватить все поле, или же попросту перегрузить сознание широтой и глубиной перспектив осознавания. Поэтому для создания безопасности сказочного пространства требуется очень тщательная подготовка сценария, вплоть до приобретения им «хорошей формы».
Зоны фокусировки гештальт-терапевта в «СКАЗКОДРОМЕ».
В процессе игры гештальт-терапевт может фокусироваться не на том, куда и зачем идет клиент в образе героя, а как он это делает. Для этого сказка составляется из этапов, одни из которых состоят в принятии или оказании помощи, а другие – в преодолении фрустрирующих ситуаций. В результате перед нами «онлайн» разворачивается серия циклов контактов клиента со всеми особенностями и механизмами прерывания контакта. И цикл контакта принятия помощи может очень отличаться от преодоления препятствий. Зоны прерывания могут также разниться. Эти моменты стоить исследовать более подробно, разворачивая гештальт-эксперимент и переигрывая данные места.
Другая зона фокусировки гештальт-терапевта – это «выбор без выбора». Например, при встрече с угрожающим персонажем клиент планирует битву. Это может быть местом перепутья, например, где существуют и другие варианты взаимодействия, которые клиент просто «проскакивает», не задумываясь, скользит по привычному, хотя и не самому творческому пути. И если его вернуть на это место, отмотав назад волшебное время сказки, и указать на проскоченный валун с надписью «Налево пойдешь…», можно подключить его эго-функцию и создать, таким образом, условия свободного выбора удовлетворения потребности.
В этом случае сказочное поле приобретает структуру, а процесс терапии – четкое направление.
Конечно же, существуют и другие зоны, которые пока находятся в стадии разработки, что естественно при татом обилии материала.
Основным ориентиром для работы все же остается уровень энергии клиента, места ее подъема и падения. Поэтому на каждом этапе планируется отмечать ее уровень по виртуальной шкале «жизненных сил», чтобы использовать эти данные для последующей работы.
Ожидаемые результаты
Таким образом, данный метод позволяет четко выделять актуально-доминирующую потребность, придумывать способ и проигрывать модель ее удовлетворения в режиме «здесь и сейчас».
Зачем сказка? Справедливый вопрос! Казалось бы, жить-то здесь, и помогать клиенту ближе в общепринятой реальности! Не смахивает ли путешествие «туда» на бегство? А вдруг там больше понравится? А вдруг с ресурсами «оттуда» здесь он будет как слон в посудной лавке?
Да,  все опасения верны, и касаются любого процесса психотерапии, невзирая на методы. А разрешение этих вопросов зависит, на мой взгляд, исключительно от профессионализма психотерапевта. Предлагаю сосредоточиться на выгодах.
  • Процесс создания сказки сразу активирует творческую  часть личности.
  • Принятие авторской позиции  формирует чувство ответственности за себя и свои поступки.
  • Сказочная реальность обеспечивает выход за рамки стереотипов «не могу» и «не возможно», позволяет свободно и творчески приспосабливаться или влиять на условия окружающей среды.
  • Яркость, наглядность, новизна и динамичность метода позволяет привлечь новых клиентов и студентов, что обеспечит идеологическую и экономическую эффективность.
Создание обучающей программы по этому методу способно охватить все основные направления психотерапии – межличностные отношения, психосоматику, зависимости, неврозы с депрессиями, личностный рост и даже супервизию, – а также заполнит пустующую нишу в гештальт-подходе, т.к. сказкотерапия до сих пор в гештальт-терапии используется мало и без использования ролевых игр, а в обучение гештальт-терапевтов входят, преимущественно, другие методы арт-терапии.
Выводы
  1. Использование метода сказкотерапии сквозь призму гештальт-подхода с использованием ролевой игры взаимовыгодно – гештальт-терапия обогащается новым направлением, а сказкотерапия как метод  приобретает подвижность и гештальт-философскую глубину.
  2. Сказочная реальность – это заведомо ресурсное место, поэтому именно там легко расстаться с привычными формами защит и сопротивления, ощутить себя свободным в русле «возможно все» и смело расширять границы своих желаний и возможностей, а также менять привычные представления о себе.
  3. Метод «СКАЗКОДРОМ» позволяет разработать новую обучающую программу, включающую синтез обоих направлений на качественно новом уровне.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники