↑ Вернуться > Популярные статьи

Слова о словах

Е.Ильичёва

В психологических кругах весьма популярен анекдот-притча про мальчика, который не произнес ни единого слова вплоть до 8 лет. Все считали его немым. Но однажды, во время завтрака, он вдруг вполне внятно заявляет: “Это блюдо пересолено!” Домашние удивились: “Ты что, умеешь говорить?!!” “Конечно”, — спокойно ответил ребенок. “Так почему же ты раньше молчал?” “А раньше все было нормально” — ответил мальчик.
Если вначале было слово, то не как значение, а как смысл, логос. В том, что люди наделены речью, есть некий смысл. Но он, хотя и очевиден, не всегда понятен и не однозначен. Речь проживается нами как данность, и мы редко отдаем себе отчет в том, что обладаем удивительным даром. Ведь язык – это инструмент, который всегда с тобой. И каждый пользуется им, как может. Сказать, что язык – это только лишь “важнейшее средство человеческого общения”, — значит лишить его другой не менее важной функции: самовыражения, которое реализуется с помощью специфической манеры говорить, создавать свою языковую реальность. И. и М. Польстер, разбирая речь как одну из функций контакта с окружающим миром, отмечают: “Всегда существуют люди с особой чувствительностью к тому, как они пользуются языком. Некоторые относятся к словам бережно, осторожно взвешивая их, как сухие горошины или пуговицы. У других слова льются, как вода, и исчезают, не оставляя следа. Они могут походить на яркую кричащую безделушку или восхищать нас своей искрометностью и щедростью…”
Несмотря на то, что речь и язык сами по себе представляют безусловную ценность, важно отметить, что с помощью слов мы обозначаем и переживаем невербальные (несловесные) вещи и явления. За каждым словом стоит определенный образ или действие. Легко передвинуть рояль по сцене, если вместо настоящего рояля у нас в руках будет табличка с надписью “Рояль”. Для символического, театрального действия этого может быть вполне достаточно. Но бывают ситуации, когда нужен настоящий музыкальный инструмент. “Это поэзия слов, а есть поэзия поступка” (В. Пелевин) И тогда мы закрываем рот и засучиваем рукава.
Таким образом, нужно пережить искушение речью. Она соблазнительно удобна и полезна, но она же способна отделить нас от реальности и другого человека. Людям, обладающим вкусом к интеллектуальной стороне жизни, можно предложить осознать место и значение своей речи в своей же жизни, ее специфику и колорит.
Насколько хорошо человек использует этот уникальный инструмент – язык? Служит ли он установлению контакта с миром и самим собой? Или, наоборот, мешает чувствовать себя живым и настоящим?
Поскольку речь и язык являются культурной реальностью, существуют и феномены так называемых языковых игр, которые создают некоторые сложности в жизни людей. (По мнению Л. Витгенштейна, неправильное использование языка рождает психологические проблемы). Кому не известна пословица о том, что “слово – серебро, а молчание – золото”? Но с другой стороны, существует и афоризм “Многословие – это беда, а молчание – другая”. Именно с позиции данного афоризма мы попытаемся проанализировать языковые игры-проблемы.
Первую группу составляют проблемы избытка, когда слов, смыслов, значений, силы голоса и т.п. больше, чем нужно в данной ситуации.
Многословие (“словонедержание”, словоблудие, болтовня, треп). Это верный способ сделать контакт мертвым. “Что болтунья Лида, мол, — это Вовка выдумал…”
В первую очередь сюда можно отнести потребность заполнять паузы. Многословие интеллектуала от многословия простака отличается только внешне. Можно говорить сложно, путано, вводя собеседника в транс. А можно пересказывать подробности субботнего посещения рынка, тоже вводя собеседника в транс. Отличительной чертой “лишних” слов является их несущественность, незначимость, отсутствие личного отношения к своим словам, разговор “ни о чем”. Это иллюзорная свобода слова, исключающая свободу мысли. Обратите внимание, о чем и как вы говорите, когда встречаете в автобусе знакомого. Как меняется тема и манера разговора в зависимости от слушателя? Зачем вам это? Попробуйте не соответствовать ожиданиям собеседника. Попробуйте определить, что вас по-настоящему волнует в данный момент, и, если хочется, то сказать именно от этом. А если не хочется, то промолчать. Что тогда? Может, конечно, появиться ощущение некоторой тревоги, зато не появится неприятное чувство опустошенности и впустую потраченного времени.
Использование лишних слов в виде бесконечных обещаний (“обещалкин”, “мечтун”, “манилов”) также является языковой игрой. Мы иногда прибегаем к ней для снижения тревоги, для ухода от ответственности, для получения “халявной” поддержки от близких. Обычно это звучит так: “Я так хочу с тобой поехать в Париж! Я думаю, что в июле мы это сделаем…” И собеседник тает и награждает “мечтуна” благодарным взглядом, ради которого, собственно и говорились эти слова. Близко к этому виду игры бесконечное выяснение отношений, обсуждение и планирование, заменяющее саму жизнь. Создается иллюзия, что от слова “халва” не только станет слаще во рту, но и появится ощущение сытости в желудке. Постепенно слова теряют вес. Если вы склонны давать обещания,( даже веря в тот момент, что вы их выполните),будьте готовы к отсутствию преждевременной благодарности со стороны партнера. Прислушайтесь к себе. Может быть вы обойдетесь без мелких дешевых “поглаживаний”, а просто возьмете и сделаете это без анонсирования. Человеку, привыкшему делиться своими планами, удержаться от этого будет не просто. Но в качестве награды он получает возросшее чувство самоуважения.
Слишком подробное объяснение своих намерений и поступков тоже может оказаться словесной игрой, если это делается для мгновенного ощущения собственной правоты. Партнеру по общению уже нечего бывает добавить к сказанному. Да и не хочется. Если вам тревожно, что вас могут не понять и в чем-то заподозрить, попробуйте все же рискнуть и перестать считать собеседника несообразительным. У вас будет время все объяснить после его дополнительных вопросов. А о вас сложится впечатление как о деликатном человеке, знающем себе цену.
Для ухода от прямого контакта некоторые люди неоправданно усложняют свою речь. Составляют длинные сложноподчиненные предложения, изобилующие терминологией. Вовсе не стыдно знать много умных слов и даже иногда применять их. Использование т.н. умных слов – неплохая игра для юношей в период освоения и обживания семантического пространства. В более же зрелом возрасте частое использование терминов лишь свидетельствует о том, что человек засиделся в юности и никак не освоит человеческий язык. Если вы после тридцати лет грешите искусственным усложнением речи за счет малоизвестных слов или специальных терминов, то подумайте, кому вы хотите доказать, что достаточно умны. Может быть самому себе? Тогда умные слова можно не произносить вслух. Произвести впечатление обилием терминологии можно только на малообразованного слушателя. Простая же человеческая речь всегда считалась признаком хорошего тона.
Признаком нудности является подробнейшее описание событий, которые имели место быть в нашей жизни. Люди этого типа почему-то считают своим долгом рассказать свою историю от начала до конца, доводят ее до чрезмерной ясности, не обращая внимания на то, что их не слушают. Если вы начали рассказывать свою “смешную” историю, убедитесь, что другим интересно.
Лишним, превращенным в рутинный семейный ритуал, может оказаться вечерний пересказ событий за день: я был там-то, делал то-то, он мне сказал…, а я ему ответил… Информация опять же несущественна, но ее наличие создает ощущение контроля над ситуацией в семье. Наполнить значением данную традицию, вдохнуть в нее жизнь можно лишь дополняя свой рассказ личным отношением к событиям. Но как раз этого никто делать не хочет и никто не ждет от другого. К сожалению. Если в вашей семье имеет место подобный способ общения, попробуйте его реанимировать. Делитесь чувствами. Если вы почувствуете, что очень не хочется говорить о значимых для вас вещах из-за страха быть непонятым или проигнорированным, то тем более вы не обязаны отчитываться в телеграфном стиле о том, где были и что делали. Попробуйте удержать в себе подробности своей жизни. “Когда из любви исчезает тайна, она превращается в сожительство”.
Действенным средством ухода от контакта является обсуждение очевидного, весьма привлекательного из-за легко приобретаемого чувства правоты. В первую очередь это касается бесед о политике. Существует также ряд тем, где вас будут слушать лишь из вежливости. Это рассказы о поездках за границу, о службе в армии и о том, что вы видели во сне (по Д. Хармсу).
Вторая группа языковых игр включает проблемы недостаточности, когда слов, значений, голоса, интонации, словарного запаса меньше, чем нужно.
Замкнутость, неспособность или нежелание выразить свои мысли и чувства словами может серьезно мешать взаимопониманию. Иногда в основе этого явление лежит наивная уверенность в том, что другой человек должен догадаться, что ты хочешь и о чем думаешь.. “Милый мой, хороший, догадайся сам”. Романтично, но примитивно.
Бывает, что человек рад бы сказать, но не может найти слов. Внутри него появляется некий барьер между мыслью и ее озвучиванием. Это не что иное, как укоренившийся страх наказания за инициативу и самостоятельность. Появляется косноязычие. В этой ситуации важно проанализировать, а что, собственно, тебе за это будет. Мама не даст три рубля на мороженое? Или в угол поставит? Когда появляется смелость, речевой аппарат раскрепощается и косноязычие уходит.
Слишком тихий голос может привлекать, а может вызывать раздражение. Собеседник может просто не расслышать сказанное и вынужден будет переспрашивать. Тихий голос – это тихая манипуляция с целью привлечения внимания, но особым способом. Причем тихий голос во время конфликта напоминает “свистящий шепот в серпентарии”.
Проявлением языковой недостаточности является использование в речи жаргона (профессионального или любого другого). Жаргон – языковой маневр, который избавляет человека от излишних усилий при налаживании контакта. “Жаргон – это готовый продукт, который не так уж плох, если у вас непритязательный вкус, или вам лень искать другие средства самовыражения, или просто нет времени… Слова вне контекста – набор звуков. Слово может иметь не значение, а смысл. Стать событием, которое вызывает к жизни удивительные ассоциации, желания, мечты…Жаргон сводит смысл о минимума…” (И. Польстер) Если вы профессионал, ваш разговор с коллегами по работе может быть перенасыщен терминологией. Полезно будет упражняться в подборе простых определений своих любимых терминов, значение которых кажется очевидным. Например, “диагноз-определение того, чем ты болеешь”. Если же вы заметили, что используете в своей речи слова “классный, прикольный, крутой, блин горелый и т.п.”, потрудитесь и им дать определение. Результаты могут быть самыми неожиданными…
Нечеткое, стертое произнесение слов, невнятность (“Во рту у Саши каша”) – способ частичного ухода от ответственности за сказанное: человек как бы и говорит и не говорит одновременно. Если у Вас нечеткая речь, вы можете поупражняться в отчетливом, даже чуть утрированно четком произнесении сначала отдельных слов, а потом уже и фраз. Сравните свои ощущения. Возможно, вы почувствуете некоторую неловкость и искусственность, но потом ощутите прилив сил, волнение – пробуждение жизненности.
Существует еще ряд языковых игр, ослабляющих контакт или совсем прерывающих его:
вопрос в ответ на вопрос (А: Ты какую лекцию сегодня читаешь? Б: В каком плане?
Звучит глуповато, но тем не менее жизнеспособно. Бывшие сотрудники государственных предприятий, ставшие теперь бизнесменами, вспоминают, как они выносили с территории завода трубу. Сторож спрашивает: “ Вы куда трубу понесли?” Один из инженеров, с удивлением: “В смысле?” Сторожу нечего сказать…);
дурная привычка переспрашивать, как будто не расслышал. Она позволяет выиграть время. Некоторые, например, любят говорить “Простите, я не понял вопроса?” Это оставим без комментариев;
спор как старая игра софистов. Истина никого не интересует, интересуют амбиции;
склонность говорить “Я не согласен” по поводу и без повода”. При такой человеческой реакции на непротиворечивые слова очень хочется спросить “С чем, собственно, ты не согласен?”; как вариант несогласия существует известная игра “Да, но…”. Например: “Да, я очень хочу пойти к ней, но я боюсь, что она мне не будет рада” или “Да, я согласна, что нужно идти ко врачу, но у меня нет на это времени”. Вариантов может быть очень много. Ф. Перлз предлагал в этих случаях слушать только ту часть высказывания, которая стоит после “но”, первая же часть абсолютно лишняя;
безадресность. Это когда человек рассуждает на тему, ни к кому конкретно не обращаясь. Если вы хотите быть невероятно скучным, то это хороший способ. И напротив, обращаясь к конкретному человеку по имени, а потом уже выдавая свою мысль, можно наполнить речь значением.
Наша речь, наш язык – эти есть мы сами. Найдя характеристики своей речи (плавность, разорванность, четкость, гнусавость, мягкость, жесткость, изысканность, искренность, наигранность и др.) можно примерить эти черты себя как на личность, на свое поведение в целом и с удивлением, радостью или разочарованием обозначить себя как мягкого или наигранного человека.
В Евангелии от Матфея есть слова “От избытка сердца говорят уста”. Здесь содержатся все наилучшие характеристики человеческой речи: искренность, направленность, жизненность, лапидарность, эмоциональность. Поэтому в жизни можно опираться только на эту фразу. А можно вспомнить и афоризм: “Но как быть, если жизнь короче времени, когда нужно молчать?”

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники