↑ Вернуться > Популярные статьи

День учителя или как быть тривиальным

Е.Ильичева

Когда наступает октябрь, в педагогических кругах начинается волнение. Возможно, что это обостряется ощущение собственной значимости, сильно ослабленное и стертое повседневностью. Привычка защищать себя любым способом, обусловленная “вертикальными” отношениями с детьми и руководителями и исторически приниженным социальным статусом, становится на какое-то время помехой. Приближается День учителя, и надо выглядеть достойно и всем своим видом показывать, что ты гордишься своей профессией, “не взирая на погодные условия”.
Празднование Дня учителя действительно весьма благоприятное время для получения удовольствия оттого, что ты педагог. Во-первых, тебя все поздравляют, тебе говорят о том, какой ты хороший (умный, терпеливый, мужественный, компетентный, уверенный, чуткий, сердечный, беспокойный, не останавливающийся на достигнутом, благородный, великодушный, авторитетный, беззаветно любящий детей, мудрый наставник, внимательный, отзывчивый, инициативный, творческий, грамотный, в крайнем случае — красивый…) В потоке теплых, пусть немного надоевших слов, окруженный букетами гладиолусов и гвоздик, педагог как-то успокаивается, выравнивается и ослабляет свои защиты.
И вот тут наступает то, что называется “во-вторых”. Педагог тоже человек, и ему присуще внутреннее стремление к некоей гармонии. В какой-то момент возникает вполне естественная потребность чем-то разбавить концентрацию поздравительного “сиропа”. Жизнь показывает, что лучший разбавитель в данной ситуации — это самоирония. И после торжественной части начинается так называемая неофициальная часть, где педагоги могут позволить себе подшутить над особенностями профессии. И только после этого наступает настоящее удовлетворение, своеобразная интеграция личности педагога. Вместо “Нерыбы — немяса” появляется и то и другое.
Работники дошкольных учреждений традиционно примыкают к рядам педагогов, и День учителя празднуют с не меньшим размахом. Вторая часть банкета в честь воспитателей бывает наполнена интереснейшим содержанием, на котором мы и остановимся. Когда данное содержание становится едва ли не маркером профессионализма, одной самоиронии бывает уже не достаточно.
В труде воспитателя детского сада, как и в любой другой профессии, существуют застойные явления. Уравновешенные свежестью детского влияния, они могут достигать значительной степени. А поэтому становятся заметными и могут быть феноменологически описаны.
Действительно, благодаря тому, что в детских учреждениях есть дети, шаблонность и окаменелость действий педагога не так уж бросается в глаза. Совсем необязательно, что педагог по определению авторитарен, ригиден и предсказуем в своих действиях. Но дети — это стихия! Они вызывают во взрослом человеке первобытный ужас. И если он творчески не преодолевается, на помощь приходят речевые и поведенческие стереотипы, которые воспитатель начинает бессознательно выделять, как углекислый газ на выдохе. Причем, когда педагог видит себя со стороны (например, по видео), то у него появляется мучительное чувство неловкости, и это вполне нормально для образованного человека.
Любые клише, повторы расхожих мнений, банальности в русском языке имеют название пошлости, дурного тона. А это не самый лучший образовательный материал для передачи его от педагога к ребенку. Есть наблюдения, что дети-дошкольники неосознанно сопротивляются подобным влияниям в виде потери интереса, полного вытеснения информации, капризов и т.п. Но также бессознательно и перенимают некоторые нетворческие способы обхождения с незнакомыми чувствами.
В культуре детского сада есть кое-что свое, что набило в душе оскомину, но как-то продолжает существовать и почти что принято официально. Мы попытались данный материал несколько систематизировать и обнаружили несколько способов блокирования живого слова и действия. Про каждый можно сказать, что это ПСЕВДО. Одновременно существуют способы возвращения им жизненности. Итак,
Многословие — это “один из способов сделать контакт мертвым” (И. и М. Польстер). Само желание воспитателя постоянно что-то говорить, заполнять все паузы достаточно тривиально. Это псевдоконтакт. Выход из данной ситуации в приобретении умения держать паузу и привлекать в свою деятельность невербальные средства общения (улыбку, удивленный взгляд, пожатие плечами и другие проявления мимики и пантомимики). И дать, наконец, возможность высказаться детям!
Уменьшительно-ласкательные суффиксы в словах, обозначающих части тела детей, самих детей и объекты, имеющие отношение к детям (“Положили ручки на коленочки!”, “Сашенька, закрой краник!”, “Кушай кашку!”) — в комментариях не нуждаются. Имеет место псевдодоброта. У некоторых детей с врожденным лингвистическим вкусом проявляется явный или скрытый протест “сюсюканью” — они либо грубят либо шалят. Выход в рефлексии своей речи, бихевиоральное переучивание себя.
Слова “хорошо” и “молодец/молодцы”. Они всегда одинаковы и пусты, их слишком легко произносить, они не требуют вдумчивого отношения к происходящему. Скорее, это псевдозаинтересованность в развитии, псевдоподдержка. Выход состоит в том, чтобы научиться выражать свое одобрение и давать поддержку другими способами. Можно начать с подбора синонимов или более точных метафор. Важным проявлением истинной заинтересованности является констатирующее описание действий ребенка с одобряющей эмоцией (“Ты быстро убрал все на место!”, “Я вижу, что тебе самому нравится твой рисунок”). Здесь также уместна невербальная поддержка в виде кивка головы, лучезарной улыбки, раскрытых объятий и даже аплодисментов.
Педагогические штампы “Так!”, “Опять?!”, “Ты постоянно (опаздываешь, шалишь, самый последний, витаешь в облаках…)”, “Куда пошли?”. К этой специфической коллекции практически каждый воспитатель в праве и в состоянии добавить личные штампы. Так у нас принято проявлять псевдозаботу, осуществлять псевдоконтроль, псевдоруководство и псевдовзаимодействие. Выход здесь непростой. Необходим более глубокий анализ данных посланий, их эмоциональную нагруженность. Вслед за этим может следовать принятие своих негативных и пугающих эмоций по отношению к детям, и только потом возможен отказ от этих слов.
Постоянное задавание вопросов — банальный педагогический прием, который имеет статус классического. Это не так уж плохо, если бы не псевдоинтерес к ответу ребенка. Уместно было бы отвечать: “А вы что, сами не знаете, сколько в году времен года?”. Вопрос агрессивен и манипулятивен по своей сути (мы хотим узнать уровень развития ребенка, но наблюдать мы не умеем и делать выводы по самопроизвольным высказываниям детей и их вопросам тоже не умеем или не хотим), и поэтому важно знать, что ты на самом деле хочешь узнать, задавая ребенку вопрос.
Это не полный список тех трюизмов, которые воспитатели применяют в непосредственном взаимодействии с детьми. Есть еще один перечень банальностей и стереотипов, которые присущи работникам детского сада, и они проявляются в отсутствие детей.
Использование в речи убогих терминов типа “ИЗО, ФИЗО” вместо нормальных слов “рисование, физкультура”. За этим стоит псевдообразованность. Здесь трудно что-либо посоветовать, можно лишь констатировать факт.
Почти обязательное называние любых конкурсов, праздников, кружков и студий псевдодетскими и уже не раз использованными именами (“Веселые нотки”, “Весенняя капель”, “Рукодельница” и т.п.) Сами по себе эти названия ни плохи, ни хороши. Но их настойчивое использование нагружено идеями массовой культуры и является китчевым. Выход можно найти в привлечении самих детей и их родителей к придумыванию оригинального названия мероприятия. От педагогов, правда, будет зависеть окончательный выбор и утверждение. Но можно это отдать на окуп детям — они плохого не придумают.
(Проникновение явлений массовой культуры в контекст детского сада нашло свое воплощение в широком использовании поп шлягеров для танцев переодетых “во взрослых” детей. Псевдосближение возрастных категорий.)
Специфические проявления в поведении педагогов всех уровней находят свое отражение и во взаимодействии с коллегами, с администрацией, при посещении других дошкольных учреждений и в способах повышения квалификации.
Можно заметить например, что в кабинет к методисту или директору (за каким-нибудь материалом или книгой, или с вопросом по организации какого-то мероприятия), принято входить с тревожным и озабоченным либо унылым лицом. Если возникает беседа, то почему-то принято ныть и жаловаться. Как правило, это довольно прозрачный способ получить халявную поддержку, продемонстрировать свое рвение (псевдорвение) и просто потянуть время. В свою очередь реакция руководства часто бывает комплиментарной — принято выслушивать с серьезным и сочувствующим лицом. Это вариант псевдоконтакта с подчиненными. Как альтернативу можно предложить более веселое или более конфронтирующее общение. При этом необязательно, чтобы вид у подчиненного был “лихой и придурковатый”.
Во время педагогических совещаний и собраний всех уровней (не только в конкретном детском учреждении, а и на мероприятиях районного или городского масштаба) у ораторов есть тенденция преподносить “в тяжёлом весе” (с глобальным лицом) очевидную и тривиальную информации как чего-то сакраментального. Здесь просвечивает, с одной стороны, отношение к слушателю как к недоумку, и, с другой стороны, посредственное владение материалом, поверхностное знание вопроса. Это псевдокомпетентность. Выход здесь в формулировке, что все гениальное просто. Зачем тратить время на повторение всем известных истин? Не лучше ли все-таки подобрать более интересный материал, руководствуясь девизом “Не догоню — хоть согреюсь!”
В то же время, посещая открытые мероприятия и методические объединения, педагоги могут вести себя очень робко, скрывая за нарочитой предупредительностью внутреннюю склонность к обесцениванию “чужого” — псевдообмен опытом.
Ярким показателем низкой жизненности может служить лихорадочная потребность все списывать со стендов и пособий, снимать кальки и т. д. Это псевдоответсвенность за потраченное время. Выход один — не делать этого, потому что а) это никогда не пригодится лично вам, б) все есть в вашем детском саду,
г) все есть в книгах, д) все это есть в вашей голове, е) авторская программа работает в руках автора.
Мы понимаем относительность и не повсеместность перечисленных выше трюизмов от педагогики. Ведь дошкольные работники принадлежат к категории наиболее креативных людей, заинтересованных в личностном росте. Однако, если взять только выделенные жирным курсивом пункты и составить по ним образ, то может получиться вовсе не карикатура, а весьма посредственный, но вполне реалистичный воспитатель детского сада, подменивший жизнь ее имитацией. Поэтому хочется сказать, что продолжение следует.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники